Леонид Соркин, генеральный директор Хоневелл (Россия).

Нам не нужно в России отверточное производство

Интервью с профессором Леонидом Соркиным, генеральным директором Хоневелл (Россия).

Какие основные проблемы вы видите сегодня в российской инженерной отрасли?

Вызовы, стоящие сегодня перед нашей отраслью в России непосредственно вытекают из основной проблемы, стоящей перед российской промышленностью. Это преодоление технологической отсталости от мирового уровня развитых стран, точнее, от уровня технологий, представляемых на мировой рынок высокотехнологичными транснациональными корпорациями. Нам представляется, что для решения этой задачи надо двигаться в двух основных направлениях.

Во–первых, это освоение современных технологий российскими компаниями через выполнение совместных проектов с мировыми лидерами, организация совместных предприятий или организация выпуска совместной продукции на российских предприятиях. Здесь значительную роль могут сыграть российские подразделения компаний мировых технологических лидеров как проводники новых технологий в российскую промышленность.

Во-вторых, повышение качества образования в технических дисциплинах. За девяностые годы из высшей школы ушли наиболее квалифицированные преподаватели и не приходят новые из талантливых выпускников вузов, ибо экономические условия, в том числе уровень зарплат, не стимулируют лучших выпускников оставаться на преподавательской работе, как это было в Советском Союзе. На наш взгляд надо, возможно, уменьшить число университетов, оставив наиболее сильные, и при этом резко увеличить их финансирование.

 

Ваша компания среди лидеров. Как вы решаете эти проблемы?

Могу сказать, что мы не заинтересованы в размещении в России сборочного, грубо говоря, отверточного производства. Мы занимаемся именно высокотехнологическими разработками и инвестируем, прежде всего, в то, что называется research & development. В настоящее время в нашем российском подразделении работают 350 человек, подавляющее большинство которых высококлассные квалифицированные специалисты в области Hi-Tech Engineering, многие имеют научную степень. Кадры во многом для себя мы готовим сами уже на протяжении последних 10 лет. В образование наших сотрудников и развитие учебной инфраструктуры мы вкладываем миллионы долларов. В Московском физико-техническом институте у нас есть базовая кафедра, откуда к нам приходят молодые специалисты, начиная с четвертого курса. Они занимаются исследованиями и разработками в группах наших сотрудников еще в процессе учебы и являются участниками различных международных программ по обучению, например, в Брюсселе.

Также мы связаны с Российским государственным университетом нефти и газа им. И.М. Губкина, где нами оснащены лаборатории на нескольких кафедрах. Некоторые наши сотрудники являются профессорами и преподавателями по совместительству. С другими ВУЗами страны, интересными нам по профилю, мы поддерживаем хорошие отношения. Иными словами, вопрос пополнения кадров для себя мы решаем собственным активным участием в процессе подготовки специалистов. Сейчас мы находимся в стадии формирования исследовательского подразделения для России и намерены стать участниками Сколковского проекта.

 

Как глобальный экономический кризис отразился на работе вашей компании?

Если говорить о нашем российском подразделении, то оно продолжало развиваться.  Несмотря на то, что ситуация была трудная, нам удалось удерживать свои позиции на рынке. Ведь все познается в сравнении с конкурентами. Например, можно расти в год примерно на 10 процентов, но это будет низкий показатель, если при этом конкуренты растут на 20. А вот когда конкуренты «падают» на 20 процентов, а мы на 10, то уже можно говорить об относительном успехе.

 

Что было рецептом успеха в вашем случае?

Широкая диверсификация. Honeywell сегодня – это общепризнанный мировой лидер в области высоких технологий с объемом годовых продаж наукоемкой продукции по всему миру более 34 миллиардов долларов. В настоящее время во всем мире общая численность нашего персонала насчитывает более 130 000 сотрудников в более чем 100 странах мира. Honeywell состоит из четырех стратегических бизнес-групп:

  • системы автоматизации и контроля (сюда входит промышленная автоматизация, автоматизация зданий и сооружений, решения по обеспечению жизнедеятельности и безопасности, средства пожарной безопасности и т.д.);
  • авиация и космос (авионика, авиационные двигатели, оборудование кабин, системы безопасности для воздушных судов, высокоточные навигационные приборы);
  • специальные материалы (лидер в производстве высококачественных специальных  материалов, а также в поставке технологий, оборудования, инжиниринга и сервисного обслуживания нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности. В этом сегменте самой известной компанией корпорации является UOP).
  • последняя бизнес-группа, которая входит в наш состав – это транспорт. Мы мировой  лидер  в  системах турбонаддува автомобильных двигателей.

Honeywell действительно многопрофильная корпорация. Но есть две темы, которые объединяют все наши направления деятельности – это энергосбережение и безопасность. Последние несколько лет были богаты на приобретение новых компаний, которые теперь являются частью нашей корпорации. Например, в состав Honeywell вошла компания Sperian, которая занимается производством защитной одежды для работы в опасных условиях, это естественное дополнение нашего портфеля. То есть мы не только поставляем решения, которые помогают сделать рабочий процесс эффективным и безопасным, но и заботимся о специалистах, которые работают на реальных объектах.

Таким образом, благодаря всеохватывающему портфелю продукции Honeywell, наши клиенты могут выбирать те продукты и решения, которые им необходимы и полезны.

Также очень важно отметить, что сейчас мировой тенденцией развития рынка автоматизации промышленности является  стратегическое соединение средств автоматики и информационных технологий. Сегодня IT и системы автоматизации стали единым целым, и не могут быть разделимы в производственном процессе создания качественного продукта. Системы оперативного планирования производства, тренажеры и системы автоматизации технологических объектов – это все единый комплекс средств IT и автоматики. В этом направлении движется как минимум большинство крупных мировых лидеров.

 

Как выглядит позиция вашей компании на российском рынке?

Для нас главная проблема в России связана с тем, что страна не очень большая в плане населения по сравнению с такими развивающимися рынками как Китай и Индия. А многие виды нашей деятельности привязаны именно к потребительскому рынку. Для нас это является определенным ограничением в таком направлении как, например, автоматизация зданий и сооружений. Если говорить про оборудование, то для нас очень важен авиакосмический сегмент. И здесь Россия для нас очень важный рынок. Но опять же здесь мы даем умеренно-оптимистическую оценку, т.к. мы напрямую привязаны к количеству полетов в стране. В России много авиамаршрутов на длинные расстояния, но есть свой лимит по количеству рейсов. А вот в оценке перспектив  в нефтяной и газовой промышленности  наши прогнозы однозначно оптимистичные, потому что Россия – это огромная нефтегазовая держава, где востребованы все новейшие технологии. Поэтому сегодня одним из ведущих направлений бизнеса корпорации в России являются технологии нефтепереработки и нефтехимии, специальные промышленные установки и катализаторы (UOP).  Мне даже сложно назвать НПЗ, где не стояло бы наше оборудование и не использовались бы наши технологии: среди них предприятия «Роснефть», «Лукойл», «ТНК — ВР», «Сургутнефтегаз» и др. Вообще, если говорить о применении высоких технологий на предприятиях нефтепереработки и нефтехимии, то за последние 20 лет ситуация значительно улучшилась. Если в начале 90-х она была тревожная, то сейчас постепенно происходит масштабная реконструкция и модернизация заводов. Ситуация еще далека от передовых стран Европы и Северной Америки, но общий тренд позитивный. Поэтому сегодня нельзя найти такого предприятия отрасли, где не было бы наших технологий или автоматики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *