Автоматизация пищевого производства

Слово редактора

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

Не знаю, как сейчас, но когда я учился в советской школе, то у учеников и их родителей всегда была четкая иерархия школьных предметов. «Наверху» находились математика, физика, русский язык. Ученики их боялись больше всего, родители если и проверяли домашние задания, то именно по этим предметам, а учителя там были самые строгие.

Потом шли предметы менее важные — литература, история, география. И на нижней ступени этой иерархии были физкультура и труд: никаких домашних заданий, родители успехами не интересуются, а учителя — почти друзья. Особое сочувствие вызывали девочки, у которых урок труда, преподаваемый им отдельно, даже назывался как-то несерьезно — домоводство. Естественно, домоводство стояло на самой последней ступени.

Читать далее...

Для меня такая система ценностей сохранялась до того дня, когда нас, мальчиков, пригласили в кабинет домоводства попробовать еду, приготовленную одноклассницами. Девочек в тот момент не помню, а довольные и смущенные лица моих приятелей, жующих салаты и пирожки, запомнил на всю жизнь. На нас пахнуло чем-то семейным и уютным. Тогда я еще не догадывался, что среди одноклассниц есть моя будущая жена, но к домоводству свое отношение я пересмотрел в корне…

Естественно, вкусная и здоровая пища важна не только для отдельной семьи, но и для всего человечества в целом. Особенно в XXI веке, когда накормить надо более семи миллиардов человек. Без науки и высоких технологий это сделать, конечно, невозможно. Поэтому пищевая промышленность, автоматизации которой посвящены специальные статьи настоящего номера, давно стала высокотехнологичной отраслью. С этим никто не спорит. Но интересно поставить вопрос: а дала ли пищевая отрасль какие-либо изобретения, которые вышли за ее пределы? Совершил ли человек какие-то фундаментальные открытия, пока придумывал и готовил для себя пищу?

Начнем с того, что посмотреть, потрогать руками, понюхать и, наконец, попробовать на вкус — это первые методы познания окружающего мира. Органолептический метод исследований (т. е. с использованием органов чувств) долго оставался в арсенале не только средневековых алхимиков, но и настоящих ученых. Причем эти отважные люди часто просто пробовали новые и неизвестные им вещества на вкус, о чем сегодня напоминают названия некоторых химических соединений. Самый яркий пример — это кислоты. С пищевыми кислотами (уксусной, винной, молочной) человек познакомился еще в глубокой древности. А в конце XVIII в. французский химик Антуан Лавуазье предложил назвать открытый незадолго до этого газ неологизмом «оксиген» (что переводится с греческого как «порождающий кислоту»), поскольку ошибочно полагал, что этот химический элемент обязательно входит в состав кислот. М.В. Ломоносов, давший перевод многим иностранным терминам, окрестил этот газ «кислородом». И теперь мы дышим газом, в названии которого отражены ошибочные вкусовые ощущения.

Другое химическое соединение со «съедобным» названием — это глюкоза (образовано от греческого слова «сладкий»). Похоже, при открытии его тоже пробовали на вкус.

Однако влияние пищевой индустрии выходит далеко за рамки чисто научных вопросов. Известны случаи, когда состав или обычаи застолья оказывали прямое влияние на ход исторических событий. Ярчайший тому пример — вилка Марины Мнишек. 9 мая 1606 г. самозванец, вошедший в российскую историю под именем Лжедмитрия I, праздновал свадьбу с полькой Мариной Мнишек. Представители московского боярства и духовенства были удивлены и напуганы, когда на свадебном пиру в Кремле увидели в руках венценосной четы «дьявольские рогатины» — до этого вилками на Руси не пользовались. Как считают некоторые историки, именно вилка стала последним поводом для свержения Лжедмитрия I.

Но известны и прямо противоположные случаи — когда политические и экономические события приводили к великим кулинарным открытиям. Например, после окончания Столетней войны французские правители ввели на отвоеванных территориях высокий налог на экспорт вина, который исчислялся исходя из объема поставок. Продавать вино стало невыгодно, и предприимчивые виноделы начали перегонять вино в винный спирт, изобретя «бренди» (от голл. «жженое вино»): при том же объеме градус значительно выше. А потом вмешалась политика. Англичане ввели против Франции торговые санкции, и дубовые бочки с бренди из города Коньяк на несколько лет застряли в портах. Так, в силу случайного совпадения экономических и политических обстоятельств, был изобретен коньяк.

Какой вывод можно сделать из всего сказанного? Очень простой: питайтесь правильно, не ешьте много сладкого, держите вилку в левой руке, не злоупотребляйте алкоголем и будьте здоровы! И не сомневайтесь в том, что повсеместная автоматизация пищевой промышленности сможет прокормить семь миллиардов жителей земного шара.

АВГУСТ 2017

№ 4 (70)

Скачать в PDF